Точка зрения

Григорий Трофимчук: «Россия и Азербайджан — 25 лет сотрудничества, а Карабах и ныне там»

16.03.2017

Григорий Трофимчук

В апреле 2017 года Россия и Азербайджан отмечают 25-летие установления дипломатических отношений. Итоги четвертьвекового сотрудничества на днях обсудили в Москве главы внешнеполитических ведомств двух стран — Сергей Лавров и Эльмар Мамедъяров. И, конечно же, в центре внимания было урегулирование нагорно-карабахского конфликта, в котором, как заявил Лавров, «удалось достичь согласия по большинству аспектов, но две-три темы, ключевые для окончательного пакета, пока обсуждаются».

Своими мнениями относительно итогов встречи в российской столице и дальнейшего развития событий в зоне карабахского конфликта с EADaily поделились руководитель экспертного совета Baku Network, доктор философии Эльхан Алескеров и российский эксперт в области внутренней и внешней политики, обороны и безопасности Григорий Трофимчук.

— Недавно состоялась встреча глав МИД Азербайджана и России, в ходе которой министры обсудили и карабахский конфликт. Как вы оцениваете итоги этой встречи? И как она повлияет на переговорный процесс в целом и ситуацию в зоне конфликта в частности?

Эльхан Алескеров: — Итоги встречи руководителей МИД РФ и Азербайджана расцениваются положительно и являются подтверждением того, что нагорно-карабахский конфликт не заморожен и требует своего разрешения. Переговоры, состоявшиеся в Москве на уровне глав МИД, имеют направленность на изменение статус-кво. В этом не проявляет заинтересованности Армения, но заинтересован Азербайджан.

Переговоры в Москве являются продолжением прошлогодних саммитов, состоявшихся в Вене и Санкт-Петербурге. Основной темой переговорного процесса является поэтапный вывод армянских оккупационных войск из 7 районов вокруг НК, где армяне не проживали, и направлены на решение проблем армянской общины Нагорного Карабаха мирным путем.

Григорий Трофимчук: — Итоги таких встреч, начиная с конца 2016 года, будут теперь одинаковыми. Так как самое главное было уже давно сказано. Азербайджанская сторона, причем на уровне своего главного дипломата, дала понять, что ход вещей ее не устраивает категорически. Уже после этого на линии соприкосновения в Карабахе случился февраль-2017, в довесок к апрелю-2016, и ситуация стала переходить в режим постоянно текущей, вялой войны, безо всяких перемирий в принципе.

Если политики не могут или не хотят здесь что-то менять, или не знают, что делать в сложившейся ситуации, то главы дипломатических ведомств — тем более. Так как они являются всего лишь исполнителями. Их главная задача теперь — хотя бы просто встречаться и повторять всем известные тезисы. Так как если не будет и этих встреч, то весь процесс урегулирования пойдет под откос.

Пока еще у нас имеются какие-то слабые надежды. Но не на дипломатов, а на решения, которые, возможно, есть у некоторых экспертов, наблюдателей, которые до сих пор почему-то не подключены к делу. И это большой вопрос, почему. Так как я, например, свои идеи, как пионер, просто так на стол вываливать не собираюсь. Пионеров уже давно нет.

— Насколько вероятно новое крупное столкновение в зоне конфликта, наподобие апрельских событий прошлого года? С учетом эскалации последних месяцев и возобновления применения сторонами тяжелого вооружения.

Э.А.: — Учитывая то, что конфликт в НК не заморожен, вероятность возобновления военных действий всегда существует. Районы Азербайджана в зоне конфликта, где не проживали и не проживают армяне, разрушены и разграблены. Армения держит их под контролем и обещала вернуть Азербайджану по мере решения проблемы Нагорного Карабаха. Эти районы граничат с населенными пунктами, где плотно проживает азербайджанское мирное население. Постоянные обстрелы с этих территорий могут послужить поводом для начала военных обстрелов с применением тяжелого вооружения. Главной причиной вероятности развития военного конфликта является армянская оккупационная армия, которая не оберегает армян НК, а держит под оккупацией территории Азербайджана.

С этого начались события апреля пррошлого года: принятие МО Армении новой доктрины «военного сдерживания» привело к обстрелам азербайджанских населенных пунктов с последующей эскалацией конфликта.

Г. Т.: — Поскольку война перетекла в вялотекущий формат, то она практически гарантирована. Апрель-2016 был предпоследним шансом на движение к миру, последним предупреждением. Но так называемое перемирие длится уже почти год, а конкретных решений так и нет. А это значит, что их и не будет. Поэтому всем осталось только молча ждать развития событий, которые в зоне Карабаха скоро могут развиваться сами по себе, в автоматическом режиме, тем более с учетом сложной международной обстановки.

А последний шанс на урегулирование в Карабахе, самый короткий по времени, был дан сторонам процесса (АР, РА, РФ) во время той паузы, когда в Белом доме менялся президент США. Но сейчас появился Трамп, который будет смотреть на вещи более жестко, чем Обама. И на Карабах тоже, так как Южный Кавказ открыто объявлен Америкой зоной ее национальных интересов.

Обстановку в Карабахе усугубляет и ряд других факторов: неизбежность серьезного давления США на Иран; объявление в Карабахе во время перемирия президентского государства с новым названием, открыто отрывающим последние топонимические корни от азербайджанского «материка» и т. д.

— РФ и другие страны-сопредседатели прямо предупреждают о недопустимости попытки силового решения конфликта, что вызывает недовольство официального Баку. Рискнет ли Азербайджан, как он грозит, пойти на крупномасштабное столкновение, в случае отсутствия прогресса в переговорах?

Э.А.: — В этом вопросе нарушена причинно-следственная связь. Территории Азербайджана оккупированы Арменией, и это признано 4 резолюциями ООН, ЕС, НАТО, Евразийским экономическим союзом — Казахстаном, Белоруссий и др. Россия признает территориальную целостность Азербайджана. Во всех документах указывается, что оккупантом Нагорного Карабаха является Армения. Азербайджан регулярно заявляет о желании мирного и скорейшего решения проблемы.

Заявления международных организаций о неразрешимости конфликта военным путем в первую очередь направлено против политики Еревана, преследующего цель решения данного конфликта военным путем — посредством оккупации присоединить чужие территории к Армении. Если Армения будет продолжать политику оккупации, обстрела азербайджанских населенных пунктов вдоль линии соприкосновения войск, применения в адрес мирного населения тяжелой артиллерии, то вероятность крупномасштабной войны в регионе возрастет. Кроме того, с учетом передачи ВС Армении «Искендеров», вероятность масштабной войны существенно увеличивается.

В случае эскалации конфликта азербайджанская сторона вправе вести действия на своей, общепризнанной мировым сообществом территории Нагорного Карабаха, и в рамках международного права, гарантирующего соблюдение территориальной целостности государства. Но Азербайджан использует все платформы для мирного урегулирования проблемы.

Г. Т.: — Азербайджан, по большому счету, теперь вполне может рисковать. Видимо, он и сам это понял по итогу «апрельской войны», так как про полосу земли, которая перешла под контроль Баку, вроде как все забыли. И Баку, естественно, сделал из этого факта свой главный вывод: что ему теперь можно многое.

Что касается предупреждений о недопустимости военного решения конфликта, то об этом предупреждают с 1994 года. Но почему-то случился август-2014, апрель-2016, февраль-2017. То есть, события развиваются своим путем, по своей собственной логике, не зависимо ни от каких предупреждений.

Кстати, февраль-2017 протестировал и еще один важный вопрос, который всерьез беспокоит Азербайджан: армянские «Искандеры» являются оружием гипотетического сдерживания, но не реального противодействия противнику.

— В рамках недавней встречи Эрдогана и Путина был также обсужден вопрос тройственного союза Азербайджан-Турция-Россия. Насколько вероятен данный союз?

Э.А.: — Союз Россия-Азербайджан-Турция может сыграть стабилизирующую роль в регионе и на Ближнем Востоке в целом. Азербайджан географически, экономическки и в гуманитарном отношении наиболее близкая страна Закавказья, как к России, так и к Турции. Сближение сыграет позитивную роль не только для решения сирийской проблемы, но и нагорно-карабахской. Азербайджан является мостом для упрочения российского влияния на юге и на всем Ближнем Востоке, а для Турции — своего рода окном в Евразийское пространство.

Г. Т.: — Данный союз заявлен в публичной плоскости, и его главная задача пока что выполнена. Что касается практической части, то здесь имеется слишком много проблем для того, чтобы говорить об этом союзе предметно. Взаимодействие между тремя странами, конечно, нельзя исключать, и оно может иметь место — например, в экономической или энергетической сфере. Но уже более серьезный уровень взаимодействия вызовет не только реальный протест со стороны Армении, но и проведение Вашингтоном по этому поводу своей линии, которая может сильно не понравиться Москве, Баку и уж тем более Турции, как члену НАТО, так как Анкару из этого блока пока еще никто не отпускал. Поэтому вербальное заявление о возможном союзе пока что работает само по себе, в виртуальном режиме. И пока что этого достаточно.

— На встрече президентов России и Турции обсуждался и карабахский конфликт. Как сближение Москвы и Анкары может сказаться на урегулировании конфликта?

Э.А.: — Решение карабахского конфликта при участии России и Турции, Азербайджана и Армении без вмешательства внерегиональных игроков, которые менее всего заинтересованы в урегулировании конфликта в НК, представляется перспективным. В дальнейшем, решив проблему Нагорного Карабаха на базе совместных компромиссов, будут открыты транспортные коммуникации, следующие в Армению, и эта страна сможет стать активным участником геоэкономических проектов в Закавказье с участием России и Турции.

Г. Т.: — Обсуждение карабахской проблематики на таких встречах является общим местом, так как без этого не обойтись. В данном случае Азербайджан бы просто не понял Турцию, если бы она не подняла этот вопрос на московской встрече. Однако от этого поднятия в реальности ничего не меняется. Все стороны конфликта как стояли на своих позициях и в прямом, и в переносном смыслах, так и стоят до сих пор. Анкара уже не раз давала понять, что готова принять участие в разрешение проблемы Карабаха, тем более это стало возможным после укрепления власти Эрдогана внутри самой Турции после попытки переворота.

Это естественным образом укрепляет Азербайджан, так как такая поддержка в переговорном процессе ему явно не помешает. Однако теперь нельзя исключать того, что и Армения, для баланса, попросит аналогичного усиления за счет привлечения к столу переговоров представителей самого Карабаха. Который, стоит напомнить об этом еще раз, провел референдум, чтобы легитимизировать, на всякий случай, свои полномочия в еще большей степени.

Беседовал Анар Гусейнов

Источник: https://eadaily.com/ru/news/2017/03/13/rossiya-i-azerbaydzhan-25-let-sotrudnichestva-a-karabah-i-nyne-tam

Оставьте Ваш комментарий / Другие комментарии

В разделе "Новость дня"
  • 0
  • 728
  • 0
  • 673
  • 0
  • 757
Новости
Парламентская делегация Туркменистана приняла участие в Невском экологическом конгрессе

Делегация Меджлиса (парламента) Туркменистана приняла участие в III Невском экологическом конгрессе, который состоялся в Таврическом дворце Санкт-Петербурга. Форум, прошедший под девизом «Экологическое просвещение – чистая страна», был организован Межпарламентской ассамблеей государств – участников СНГ, Советом Федерации Федерального Собрания России и Министерством природных ресурсов и экологии РФ.

  • 0
  • 727
В разделе "Новости"
  • 0
  • 715
  • 0
  • 884
  • 0
  • 794
Энергетика и инфраструктура
Казахстан и Россия примут участие в глобальном проекте «Шелковый путь»

На саммите в Пекине «Один пояс – один путь», посвященном проекту создания транспортного коридора «Шелковый путь XXI века» (далее – «Шелковый путь»), президент России Владимир Путин пообещал самое активное участие России в данном проекте. Напомним, что этот проект, инициированный Китаем, создается в целях экономического развития и торговли между Европой и Азией. О своем участии в проекте, кроме Китая и России, ранее заявили Индия, Иран, Казахстан, Монголия, Пакистан, Мьянма, а также возможно участие Польши и Нидерландов. Проект предполагает создание нескольких транспортных коридоров, которыми товары и сырье, произведенные азиатскими странами-участниками проекта, будут доставляться как в Европу, так и в другие страны Азии и Ближнего Востока. В частности, один из важных сухопутных транспортных коридоров планируется проложить из КНР в восточную Европу через территории Монголии, Казахстана и России, также запланирован сухопутно-морской коридор из КНР в Европу через Южно-Китайское море и Индийский океан, а также через часть территории северной Африки и Средиземное море.

  • 0
  • 950
Интеграционные процессы
Россия, Иран

Экономика Ирана демонстрирует признаки выздоровления перед важными для страны выборами. Действующему правительству во главе президента Хасана Роухани (в Иране посты премьер-министра и президента совмещены) в течение года после снятия «калечащих санкций» Запада удалось улучшить практически все макропоказатели иранской экономики.

  • 0
  • 1419
Геополитика и безопасность
Россия, Казахстан

По мнению казахстанских экспертов, между Москвой и Астаной наблюдается «коммуникационный разрыв» — казахстанские СМИ в России анализируют редко, а громкие события часто воспринимаются вырванными из контекста.

  • 0
  • 818
Новости института
  • 0
  • 9741
  • 1
  • 5952
  • 0
  • 6027
Точка зрения
Сергей Рекеда

Интервью Azeri.Today c генеральным директором Информационно-аналитического центра по изучению общественно-политических процессов на постсоветском пространстве при МГУ им. Ломоносова Сергеем Рекеда.

  • 0
  • 1392
Колонка редактора
Роль украинского вопроса в текущей американской политике

Если углубиться в прошлое, то можно заметить, что отношения США и Украины на протяжении XX века пережили очень существенную трансформацию, которая, во многом, определялась изменениями роли Соединенных Штатов в мире и, конечно, переменами в статусе Украины. До конца Второй мировой войны США практически не рассматривали Украину как нечто большее, чем просто географическую область в России или СССР, несмотря на то, что в Северной Америке уже существовала крупная украинская диаспора. Это объясняется тем, что США в первой половине 20 в. еще не проявляли заинтересованности в ситуации в Восточной Европе. Более того, изоляционистские настроения в течение 1920-30 гг. и вовсе ставили под сомнение целесообразность вовлечения США в политику Восточного полушария. Уже в ходе Холодной войны, когда США стали глобальной державой с интересами по всему миру, Вашингтон стал внимательнее относиться к перспективам ослабления своего конкурента – СССР за счет национальных противоречий и сепаратизма. Однако, несмотря на принципиальность противостояния, возможность полного государственного распада СССР, ввиду своей непредсказуемости, не рассматривалась в США как наиболее желательная. Даже в кризисные годы «перестройки» в Вашингтоне думали скорее о конфедеративном переустройстве СССР. Отношение к независимости Украины, в этом свете, в США было далеко не таким однозначным, как это могло бы казаться.

  • 0
  • 2421
Экспресс - аналитика
Видео
Архив по дате
Яндекс.Метрика