Геополитика и безопасность

Россия, Иран и Турция в Астане предложили противникам Асада договариваться, иначе их будут считать союзниками ИГИЛ

25.01.2017

Россия, Иран и Турция в Астане предложили противникам Асада договариваться, иначе их будут считать союзниками ИГИЛ

Переговоры по Сирии в Астане готовились чуть ли не в экстремальной политической ситуации. Когда все же удалось усадить за стол сирийскую оппозицию и Дамаск при участии стран-гарантов — России, Турции и Ирана, а также спецпосланника ООН по Сирии Стаффана де Мистуры, изначально было очевидно, что достигнуть какого-либо общеприемлемого соглашения будет очень сложно. Тем не менее, переговоры в Астане, проходившие в закрытом режиме, можно считать беспрецедентными в новейшей истории мировой дипломатии прежде всего в технологическом смысле, да и по накалу кипевших политических страстей. Второй тайм сирийской «игры» состоится в начале февраля в Женеве.

Как заявил РИА Новости глава делегации России Александр Лаврентьев: «Несмотря на то, что нам не удалось обеспечить непосредственно прямых переговоров между двумя сирийскими делегациями в рамках этого форума в одной комнате, тем не менее, примечательно, что они были на открытии, смотрели друг другу в глаза, выслушали приветствия, выслушали заявления, которые были сказаны им».

Многое было замешано на многочисленных интригах. Так, возникал вопрос почему сначала о перемирии в Сирии заявили только Россия и Турция без Ирана, будет ли приглашен на встречу представитель США, на чем настаивали опять-таки Россия и Турция, а против выступал Иран. Когда стало известно, что из числа приглашенных в Астану исключены боевики из ИГИЛ и связанных с «Аль-Каидой» боевиков из «Джебхат Фатх аль-Шам», ранее известных как «Ан-Нусра» (структуры запрещенные в России), с этим согласились все. В то же время по настоянию Турции из переговорного процесса были выведены сирийские курды, которые фактически контролируют значительную часть севера Сирии.

Были и другие моменты. Один из них: отсутствие официального диалога между Сирией и Турцией на уровне правительств. Дело в том, что Турция является одновременно членом возглавляемой США международной коалиции по борьбе с ИГИЛ (структура, запрещенная в России), которая не получила мандат Совета Безопасности ООН на проведение боевых действий на территории Сирии. Осуществляемая ею в Сирии операция «Щит Евфрата» стала возможной при молчаливом согласии Москвы и Тегерана, но все равно с точки зрения международного права это акт агрессии в отношении соседнего государства. Тем более что за спиной Турции поддержка группировок в Сирии, которые Дамаск считает террористическими.

Второй момент процедурного свойства: возможность официального Дамаска и делегации оппозиции выступать под единым сирийским флагом. Наконец, открытым остался вопрос о том, кто будет в дальнейшем говорить от имени сил сирийской оппозиции, полевые командиры, представленные в Астане, или какая-то политическая группа, которая ранее в Женеве вела диалог под эгидой ООН, и в которую входили политики, поддерживаемые странами Персидского залива.

В этом смысле переговоры в Астане, проходившие в закрытом режиме, можно считать беспрецедентными в новейшей истории мировой дипломатии прежде всего в технологическом смысле, да и по накалу кипевших политических страстей. Такие столкновения были неизбежны, поскольку не все были готовы решать проблемы чисто технического военного свойства без перехода на обсуждение вопросов будущего Сирии. Накануне сирийская оппозиция заявила, что намерена в Астане обсуждать только вопросы соблюдения перемирия.

Надо полагать, что немало страстей кипело и вокруг тезисов так называемого итогового документа, который готовили страны-гаранты — Россия-Турция и Иран, его подписанты. При этом спецпосланник генсекретаря ООН по Сирии Стаффан де Мистура заявлял, что «если будет принят такой вариант документа, который мы видим, это вселяет оптимизм».

Что же в итоге? В Астане было принято совместное заявление России, Ирана и Турции, в котором стороны объявили о создании трехстороннего механизма за соблюдением режима прекращения огня. Сразу отметим, что достигнуть этого можно было и вне формата переговоров в Астане. Насколько известно ИА REGNUM, вопросы дальнейших переговоров о «примирении на местах» в этом документе не фиксируются. Но главное в том, что «тройка» заявила о своей приверженности принципам суверенитета и территориальной целостности Сирии и считает, что «военного решения конфликта в этой стране не существует». Таким образом, сформирована стартовая платформа, с которой в Женеве 8 февраля будут совместно выступать Москва, Анкара и Тегеран. Политические темы, касающиеся временного правительства, перевыборов или судьбы президента Башара Асада выводятся на данном этапе из повестки.

США не проигнорировали Астану. Вашингтон, где продолжается процесс формирования правительства, представлял американский посол в Казахстане Джордж Крол. Это — первый официальный дипломатический контакт с администраций президента Дональда Трампа. Сирийская оппозиция в Астане почувствовала, что соотношение сил стало смещаться не в ее пользу, если иметь в виду смену позиции Турции, которая на этом направлении начинает постепенно сближаться с Саудовской Аравии и Катаром.

Ранее начальник главного оперативного управления российского Генштаба Сергей Рудской заявлял, что Москва «поддерживает расширение количества участников со стороны оппозиции», а «необходимым условием для участия в переговорах является письменное подтверждение присоединения к режиму прекращения боевых действий конкретного вооруженного формирования с указанием его численности, контролируемой им территории, а также государства, выступающего гарантом выполнения данным отрядом условий перемирия». Обозначим при этом так называемый побочный эффект: Саудовская Аравия стала инвестировать в экономику Турции, а Катар приобрел 19,5% акций российской компании «Роснефть».

Сирийской оппозиции предложен выбор: либо договариваться, либо ее будут считать сторонницей ИГИЛ (структура, запрещенная в России). В Астане такой сценарий был проведен со всей очевидностью, без семантического налета, с демонстрацией реального влияния на ход событий России, Турции и Ирана. Теперь на очереди Женева, где также будут разворачиваться сложные дипломатические баталии. Если Вашингтон действительно будет нацелен на уничтожение ИГИЛ (структура, запрещенная в России), есть шанс уже в нынешнем году выйти в Сирии на всеобщие выборы и создание новой конституции. Другой альтернативы не существует. Но, как справедливо предупреждает британское издание The Telegraph, то, что происходит сейчас на Ближнем Востоке «будет преследовать регион еще его десятилетиями», и надо беречь «даже тактические успехи», чтобы действовать грамотно в долгосрочной перспективе. В Астане все получилось.

Источник: http://www.iran.ru/news/analytics/104335/Rossiya_Iran_i_Turciya_v_Astane_predlozhili_protivnikam_Asada_dogovarivatsya_inache_ih_budut_schitat_soyuznikami_IGIL

Оставьте Ваш комментарий / Другие комментарии

В разделе "Новость дня"
  • 0
  • 727
  • 0
  • 672
  • 0
  • 756
Новости
Парламентская делегация Туркменистана приняла участие в Невском экологическом конгрессе

Делегация Меджлиса (парламента) Туркменистана приняла участие в III Невском экологическом конгрессе, который состоялся в Таврическом дворце Санкт-Петербурга. Форум, прошедший под девизом «Экологическое просвещение – чистая страна», был организован Межпарламентской ассамблеей государств – участников СНГ, Советом Федерации Федерального Собрания России и Министерством природных ресурсов и экологии РФ.

  • 0
  • 726
В разделе "Новости"
  • 0
  • 713
  • 0
  • 883
  • 0
  • 792
Энергетика и инфраструктура
Казахстан и Россия примут участие в глобальном проекте «Шелковый путь»

На саммите в Пекине «Один пояс – один путь», посвященном проекту создания транспортного коридора «Шелковый путь XXI века» (далее – «Шелковый путь»), президент России Владимир Путин пообещал самое активное участие России в данном проекте. Напомним, что этот проект, инициированный Китаем, создается в целях экономического развития и торговли между Европой и Азией. О своем участии в проекте, кроме Китая и России, ранее заявили Индия, Иран, Казахстан, Монголия, Пакистан, Мьянма, а также возможно участие Польши и Нидерландов. Проект предполагает создание нескольких транспортных коридоров, которыми товары и сырье, произведенные азиатскими странами-участниками проекта, будут доставляться как в Европу, так и в другие страны Азии и Ближнего Востока. В частности, один из важных сухопутных транспортных коридоров планируется проложить из КНР в восточную Европу через территории Монголии, Казахстана и России, также запланирован сухопутно-морской коридор из КНР в Европу через Южно-Китайское море и Индийский океан, а также через часть территории северной Африки и Средиземное море.

  • 0
  • 947
Интеграционные процессы
Россия, Иран

Экономика Ирана демонстрирует признаки выздоровления перед важными для страны выборами. Действующему правительству во главе президента Хасана Роухани (в Иране посты премьер-министра и президента совмещены) в течение года после снятия «калечащих санкций» Запада удалось улучшить практически все макропоказатели иранской экономики.

  • 0
  • 1417
Геополитика и безопасность
Россия, Казахстан

По мнению казахстанских экспертов, между Москвой и Астаной наблюдается «коммуникационный разрыв» — казахстанские СМИ в России анализируют редко, а громкие события часто воспринимаются вырванными из контекста.

  • 0
  • 813
Новости института
  • 0
  • 9730
  • 1
  • 5948
  • 0
  • 6020
Точка зрения
Сергей Рекеда

Интервью Azeri.Today c генеральным директором Информационно-аналитического центра по изучению общественно-политических процессов на постсоветском пространстве при МГУ им. Ломоносова Сергеем Рекеда.

  • 0
  • 1389
Колонка редактора
Роль украинского вопроса в текущей американской политике

Если углубиться в прошлое, то можно заметить, что отношения США и Украины на протяжении XX века пережили очень существенную трансформацию, которая, во многом, определялась изменениями роли Соединенных Штатов в мире и, конечно, переменами в статусе Украины. До конца Второй мировой войны США практически не рассматривали Украину как нечто большее, чем просто географическую область в России или СССР, несмотря на то, что в Северной Америке уже существовала крупная украинская диаспора. Это объясняется тем, что США в первой половине 20 в. еще не проявляли заинтересованности в ситуации в Восточной Европе. Более того, изоляционистские настроения в течение 1920-30 гг. и вовсе ставили под сомнение целесообразность вовлечения США в политику Восточного полушария. Уже в ходе Холодной войны, когда США стали глобальной державой с интересами по всему миру, Вашингтон стал внимательнее относиться к перспективам ослабления своего конкурента – СССР за счет национальных противоречий и сепаратизма. Однако, несмотря на принципиальность противостояния, возможность полного государственного распада СССР, ввиду своей непредсказуемости, не рассматривалась в США как наиболее желательная. Даже в кризисные годы «перестройки» в Вашингтоне думали скорее о конфедеративном переустройстве СССР. Отношение к независимости Украины, в этом свете, в США было далеко не таким однозначным, как это могло бы казаться.

  • 0
  • 2419
Экспресс - аналитика
Видео
Архив по дате
Яндекс.Метрика